Следующая новость
Предыдущая новость

Я - за цифровой риск

Я - за цифровой риск

Эксперт Государственной думы Алексей Мостовщиков - о внедрении "цифры" в России

Что расправит «крылья» Мишустину, как скоро юристы останутся без работы, и зачем нужны искусственные айсберги, рассказывает Алексей Мостовщиков, член Экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям при комитете Государственной Думы ФС РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Цифровизации в России

- Сейчас это мировой тренд. Как показывает практика последних десятилетий, самые прибыльные и капиталоемкие компании работают в сфере IT, в сфере цифровизации. И сегодня лидеры в этой отрасли - Китай, Южная Корея, Япония, некоторые страны Европы и США.

Почему мне интересно этим стало заниматься в России? Потому что в нашей стране, именно в бизнесе, эта сфера совсем не развита. Да, у нас хорошие показатели в сфере цифровизации государственных услуг. Мы стоим на почетных местах в мире по качеству цифровых услуг и по их доступности. Россия занимает лидирующие позиции по доступности интернета для населения. Но что касается использования цифровых продуктов, цифровых сервисов нашими предприятиями и нашими государственными органами, то оно находится на зачаточном уровне.

Это доказывает тот факт, что в прошлом году указ по «Цифровой экономике» был практически не исполнен. И одной из причин недавней смены состава правительства как раз была плохая работа по нацпроектам. Мне кажется, что многие представители органов власти и бизнес-сообщества не понимают, как использовать цифровые сервисы, а может быть, даже не знают, какую пользу они могут принести, в итоге они просто не готовы к цифровизации.

Я - за цифровой риск

Что делать?

Решение этой проблемы, в первую очередь, находится в сфере образования. Например, в 2020-м году высшим учебным заведениям будет выдан миллион цифровых сертификатов, которые можно будет использовать на получение цифровых компетенций. По этой программе вузы смогут обучать физические или юридические лица определенным цифровым темам. Например, CDO - специальности ответственного за цифровизацию на предприятии либо в государственной организации.

Стоит отметить, что помимо вузов эти сертификаты смогут получить и коммерческие организации, обладающие образовательной лицензией.

Цифровая безработица

- В Государственной Думе проходил круглый стол с депутатами по теме: “Цифровая безработица”, где я поднимал тему по образованию. На мероприятии был озвучен ряд предложений об изменении федеральных образовательных стандартов, потому что до сих пор, например, по направлению “юриспруденция” учат навыкам работы на электронно-вычислительных машинах.

Для этого надо будет внести изменения в приказ Минобрнауки и в ряд других нормативных актов. Ведь сейчас, в основном, вузы стараются уже в действующие программы вводить определенные темы по цифровизации, но этого недостаточно, чтобы Россия осуществила прорыв в этом направлении. Необходимо обучать будущих специалистов в сфере цифровизации прямо по отраслям: специалист в сфере искусственного интеллекта, специалист в сфере Data-science, специалист в сфере робототехники.

Потенциал

У России в сфере IT очень большой потенциал. Именно в сфере физики, математики, и, если его направить в нужное русло, то будет очень хороший эффект. Многие знают, что значительная часть лучших российских разработчиков и программистов переехала в другие страны. Их активно “хантят” зарубежные IT-компании и привлекают к работе над софтом. Я был в составе бизнес-миссии в Индии, и даже там говорили о том, что у индийских компаний существует большой интерес к российским специалистам в этой сфере. Им интересен как обмен опытом, так и взаимодействие в совместных проектах.

Поэтому, помимо того, чтобы обучать новых разработчиков, было бы неплохо возвратить и тех, кто уехал. Некоторые программы Россотрудничества уже предлагают субсидии для специалистов, с целью вернуть их в Россию.

Но тут, конечно, мер государственной поддержки не хватит. Нужно, чтобы и предприятия осознали потребность в переводе своих бизнес-процессов в «цифру»: использовать, где возможно, элементы робототехники, проводить анализ больших данных. И, соответственно, многие люди, которые сейчас работают за границей в цифровой сфере, в случае поступления реально интересных предложений от российских компаний, с большой вероятностью в Россию вернутся. Я с некоторыми из них общаюсь, и, на самом деле, они скучают по родине.

Что касается востребованных в будущем профессий, эти вопросы тоже в Государственной Думе обсуждаются активно. Ни для кого не секрет, что предвидится очень большая безработица, связанная с развитием цифровизации в мире. Хочу успокоить всех и сказать, что Россию, пока, это не сильно коснется, потому что у нас нет такого цифрового прорыва, как в азиатских странах, но со временем мы к этому придем.

Поэтому уже сейчас нужно задумываться о том, что спрос на такие профессии, как, например, бухгалтеры, юристы, в связи с автоматизацией процессов будет уменьшаться. Уже сейчас в вузах необходимо делать больший акцент на управленческие компетенции в технологиях. Чтобы люди понимали, как устроено то или иное оборудование и как им можно управлять. Вот это будет, на самом деле, самое актуальное направление в ближайшие десятилетия.

Специалисты по цифровизации в регионах РФ

- Они уже есть, это как раз CDO, специалисты chief digital officer, отвечающие за реализацию в регионе цифровых решений и требований национального проекта по цифровой экономике. Как правило, это либо заместители губернаторов, министры цифрового развития, либо председатели комитетов по информационной политике. И премьер-министр Михаил Мишустин поставил перед правительством задачу, чтобы в каждом государственном органе были ответственные по цифровизации, тогда вся цифровая трансформация пойдет намного быстрее.

Государственные акценты

- Прошлое правительство тоже активно смотрело в сторону цифровизации. Вспомните Медведева, который всегда говорил о том, что цифровизация - это наше будущее, и необходимо для ее развития прилагать все усилия.

В данном вопросе Михаил Мишустин выступает своего рода преемником. Но у него, как у IT-предпринимателя в прошлом, сейчас «расправятся крылья». Полагаю, он будет вводить какие-то новые прорывные методы, с точки зрения внедрения цифровых продуктов. Тем более, за плечами премьера уже есть четко наработанная система, которая блестяще себя показала в ФНС.

Сейчас, я думаю, Михаил Мишустин пойдет конкретно по отраслям. Усовершенствуют работу Росреестра, кадастра, управление цифровым бюджетом, чтобы это все было прозрачно. Параллельно пойдет активная работа с предприятиями по внедрению лучших практик. Уже сейчас сформирована большая база работающих федеральных и региональных цифровых разработок в этой сфере.

Являясь московским общественным представителем Агентства стратегических инициатив, я буду отвечать, в том числе, за внедрение национальных IT-технологий.

Региональная практика

- Как, я вижу, будет выглядеть стратегия территориального цифрового развития? Регионы будут делиться своими наработками с другими регионами. В случае, если субъект РФ разработал эффективную цифровую практику и ей успешно пользуются другой регион, он будет получать определенное дополнительное финансирование. Либо из бюджета, либо от использующего его наработки субъекта РФ. Такая система поощрений прорабатывается, и, я думаю, это будет весьма эффективно подталкивать регионы к интеграции и взаимодействию в этом поле.

Сегодня лучшие цифровые практики сосредоточены в Москве, Московской области и в Татарстане. На Дальнем Востоке одним из прорывных регионов в части цифровизации является Якутия, и есть хорошие наработки у Приморского края. Остальные регионы пока осознают свою роль в национальном проекте «Цифровая экономика». К примеру, Магаданская область активно интересуется цифровым бюджетом, единым платежным документом, цифровизацией здравоохранения.

На Дальнем Востоке, если брать всю Россию, конечно, цифровизация тяжелее реализуется, нежели в Центральном федеральном округе.

Я - за цифровой риск

Тренды

- Очень актуальна тема по цифровизации здравоохранения, цифровизации финансов, как региональных, так и муниципальных. И, конечно же, важно, чтобы региональный бизнес пользовался передовыми технологиями и разработками.

Тренд именно по лучшим практикам, которые необходимо использовать, будет задавать, я думаю, федеральный центр. Например, будет внедряться одна из практик, о которой говорила мэр Красногорска на встрече с президентом Владимиром Путиным. Это технология Центра управления территорией, когда в мобильном телефоне сосредоточена вся выкладка по работе коммунальных служб, по работе муниципальных органов, по выполнению планов и так далее. Благодаря ей руководство муниципального образования в реальном времени может следить, как вывозят мусор или выполняются те или иные работы управляющими компаниями.

Также тема экологии очень актуальна, особенно в сфере борьбы с несанкционированными свалками. Сейчас разрабатывают интерактивные карты, делают все, чтобы люди, вывозящие мусор, не могли нарушать закон.

Законы и законопроекты Госдумы

- Пока принят закон только о цифровых правах, это поправки в Гражданский кодекс, а также в двух чтениях - закон о цифровых финансовых активах и о краудфандинге. В ближайшее время будут приниматься законы по регулированию больших данных, персональных данных, а также по электронной торговле.

Сфера законов по цифровизации таит в себе очень много рисков, поэтому они очень тяжело принимаются. Существует серьезное столкновение интересов в сфере цифровизации, потому что здесь, как правило, участвует несколько органов: ФСБ, Министерство цифрового развития, Роскомнадзор, Минфин, Минэк, Госдума. Плюс, деловые объединения и предприниматели.

Плюс, наше законодательное регулирование почти всегда запаздывает, так как технологии очень быстро развиваются, а оно просто не поспевает за ними.

Некоторые депутаты вообще считают, что, возможно, не стоит регулировать определенные отрасли, потому что законодательство не успевает за ними. И мое предположение - что некоторые законы специально “тормозятся”, потому что опасаются определенных последствий.

Взять, например, закон о криптовалюте. Многие государства уже принимают локальные нормативные акты в этой сфере, а у нас он в двух чтениях только находится. По сути, те, кто хранит криптовалюту как имущество, делает это на легальных основаниях на данный момент, потому что многие судебные органы признали криптовалюту имуществом, и хранить ее можно. Но, что касается продажи, тут есть определенные вопросы.

В России, если законодательно в определенной сфере что-то не урегулировано, то предприниматели находят правовые механизмы как вести свою деятельность. То же самое касается электронной торговли. Здесь много вопросов не урегулировано, но она работает, развивается и действует в рамках правового поля. Предпринимателям, возможно, даже лучше, когда нет законодательного регулирования, потому что имеется больше свободы действий.

Возьмем, к примеру, законодательство о больших данных, о персональных данных. В мире работает несколько моделей. Та модель, которая сформировалась в Китае, - это либеральная модель, где достаточно свободное регулирование данной сферы. Если китайский гражданин использует приложение в мобильном, и его спрашивают, можно ли использовать его персональные данные, он ставит галочку, и все. Этого достаточно, никаких дополнительных сведений разработчику вносить не надо. А, например, в Штатах существует смешанная система, где, с одной стороны, есть жесткое регулирование со стороны органов власти, но, с другой стороны, имеется ряд свобод именно в использовании, обработке и распространении персональных данных. В Европе очень все консервативно. Там, чтобы получить персональные данные от граждан, нужно заполнить огромное количество бумаг, и это очень долгий процесс. Поэтому разработчики там, зачастую, не связываются с этим.

Давайте посмотрим, исходя из этих моделей, какие страны имеют наибольшее количество IT-гигантов? Это Китай и Соединенные Штаты. Лично я - за то, чтобы в России мы придерживались либеральной модели в обработке и использовании персональных данных, если пользователи с этим соглашаются. Но в случае государственных информационных систем должно быть жесткое регулирование.

Я вижу, что Россия идет по смешанной модели или даже приближается к консервативной. Наше государство ведет оборонительную политику в этой сфере, очень перестраховочную. Мы больше стараемся обеспечить стабильность, а не прорыв в каких-то направлениях. К сожалению, такая модель в IT-сфере ни к чему хорошему не приведет. Потому что бизнес - это все-таки рынок и, в первую очередь, риск. И если в итоге мы придем к консервативной модели обработки и передачи персональных данных, то бизнес, в этой сфере, конечно, не будет конкурентоспособен по сравнению с тем же Китаем или США.

Проекты

- Мне, как члену генерального совета “Деловой России” и руководителю Комитета по цифровой экономике этой организации, конечно же, интересна тема цифровых платформ. Мы сейчас, совместно с “Деловой Россией”, создали платформу “Цифровая Россия” и собираем на ней лучшие проекты (в некоторых из них я являюсь учредителем) или просто поддерживаем.

Вообще платформа «Цифровая Россия» призвана собирать всю информацию в сфере цифровизации: все мероприятия, проекты, а также выводить рейтинг цифровизации регионов. Один из ее самых интересных разделов - бизнес-запросы. Все предприниматели могут обращаться сюда с запросами, а искусственный интеллект, анализируя профили пользователей, даст им свои рекомендации.

Другой интересный проект - платформа «Никях» - онлайн регистрация религиозных браков и их цифровизация. Дальневосточные наши проекты тоже весьма интересны, например, создание биологически активной добавки “Nutrifiсa” из шишек зеленого стланика. Были проведены исследования, которые показали очень высокую эффективность этого БАДа.

Еще один проект - “Айстек” - технология, разработанная магаданским учеными совместно с нашей командой по доставке чистой питьевой воды в больших объемах единым логистическим объектом - искусственным айсбергом - в страны, которые в этом нуждаются. У нас уже зарегистрировано юридическое лицо в Объединенных Арабских Эмиратах, в настоящее время ведется получение необходимых патентов и регистрация товарного знака.

Хобби и увлечения

- Так как темп жизни достаточно высокий, много переговоров и бизнес встреч, необходимо разгружаться, снимать нервное напряжение. В этом мне помогает спорт. Я занимаюсь плаванием, боксом, да и просто поддерживаю форму в тренажерном зале. По вечерам стараюсь совершать длительные прогулки. Моя семья, которая является моим тылом, это тоже мой отдых. Общение с ребенком и супругой - все это помогает мне отвлечься и снять любой негатив.

Жизненные принципы

- За годы обычной жизни и работы в бизнесе я пришел к тому, что самое главное - честность, верность и прозрачность отношений. И, конечно же, дружба - это очень важно.

В моем окружении много товарищей, которым я помогаю, но при этом я понимаю, что не все из них смогут меня поддержать в трудную минуту. Я к этому нормально отношусь, потому что невозможно себе представить такую ситуацию, в которой все будут тебя поддерживать. В процессе моей деятельности так или иначе жизнь проверяет людей, и если в наших отношениях есть доверие и поддержка, то мы срабатываемся и вместе двигаемся дальше. Если же этого нет, то взаимодействуем как заказчик и поставщик, в рамках рыночных отношений.

Что касается принципов, еще раз повторю: важна верность и честность во всем.

Дмитрий КОЖЕВНИКОВ.

Журнал "Дальневосточный капитал", июнь, 2020 год.

Источник

Последние новости