Следующая новость
Предыдущая новость

9. От разгара Холодной войны до Детанта

25.07.2015 19:46
9. От разгара Холодной войны до Детанта

 В январе 1961 года к исполнению своих обязанностей приступил тридцать пятый президент США Джон Ф. Кеннеди.

    Это была очень яркая политическая фигура, происходившая из очень влиятельного и богатого клана Кеннеди. Его победе в президентских выборах 1960 года во многом способствовала мощная финансовая поддержка его клана, хотя и не последнюю роль сыграл имидж молодого, энергичного политика нового поколения, который заявил американцам о намерении вывести США на «новые рубежи».

    Предвыборная внутриполитическая программа Д. Кеннеди намечала ряд социально-экономических реформ – снижение налогообложения, законодательство о гражданских правах цветного населения, медицинское страхование престарелых, повышение минимума заработной платы и пр. Однако все эти обещания полностью удалось реализовать лишь приемнику Д. Кеннеди – Л. Джонсону.

    Новизна дипломатии «новых рубежей» заключалась в обновлении и расширении диапазона как мирных, так и военных методов защиты интересов США в глобальном противоборстве с «Красной империей», все больше набиравшем силу в последние годы.

    Особое внимание уделялось странам «третьего мира». В марте 1961 года  был создан «Корпус мира» для работы американских добровольцев в развивающихся странах. После провала подготовленного ЦРУ вторжения антикастровских сил на Кубу в заливе Кочинос (апрель 1961) была связана программа социально-экономического развития стран Латинской Америки «Союз ради прогресса».

    Военным аспектом политики «новых рубежей» явилась доктрина «гибкого реагирования», предусматривающая наряду сведением тотальной ядерной войны «локальные» и «антипартизанские» войны с применением ядерным и обычных вооружений.

    Однако уже вскоре правительству Кеннеди пришлось столкнуться с большими испытаниями, поставившими под большой вопрос эффективность его политики «новых рубежей» — Берлинский кризис (август 1961) и особенно Карибский кризис, о котором мы расскажем отдельно.

    В октябре 1962 года произошло крупнейшее обострение отношений между СССР и США за весь послевоенный период, возможно, впрямую поставивший мир перед опасностью ядерной и термоядерной войны между сверхдержавами, которое позже было названо – Карибским кризисом.

    Этот кризис возник в обстановке конфронтации из-за строительства Берлинской стены. Непосредственно причиной кризиса явилось тайное размещение на Кубе советских ракет с ядерными боеголовками. Операция производилась скрытно, по личному указанию советского лидера Хрущева и с одобрения кубинского диктатора Кастро.

    Сейчас оценка этих событий в России  кардинально изменились по сравнению со временами «Красной империи», но мы попробуем разобраться в этом вопросе объективно.

    К началу 1960-ых годов «Красная империя» была взята в кольцо американских военных баз, на которых были размещены ядерные и обычные вооружения США. Особенную угрозу Советской России представляли постоянно находившиеся в боевой готовности американские бомбардировщики с ядерным оружием на борту, а также американские ракеты средней дальности с термоядерными боеголовками, размещенные под боком у жизненно важнейших центров СССР – в Турции.

    Америка превосходила «Красную империю» по ядерному потенциалу, как 1:10 (оценка советского Генштаба), и по оценке министра обороны в правительстве Дж. Кеннеди, как 1:17. При этом американцы почему-то считали такое положение вещей абсолютно справедливым.

    Но так не считал советский лидер Хрущев, который воспользовался непрерывными попытками американцев свергнуть правительство Кастро на Кубе, и предложил кубинскому диктатору стопроцентную защиту от американской агрессии в виде размещения на острове Свободы своих обычных и ядерных сил. Решение о размещении ракет было принято летом 1962 года во время визита на Кубу советской делегации, в состав которой входил  под вымышленной фамилией маршал Бирюзов.

    Администрация США, располагая разведывательными данными своего агента Пеньковского (завербованного английскими и американскими спецслужбами высокопоставленного сотрудника ГРУ Генштаба Советской армии), забило тревогу – безопасность Америки под большой угрозой, на Кубе размещаются советские ракеты. Однако наличие этих ракет категорически отрицалось Хрущевым в сентябрьском личном послании президенту Кеннеди и советским министром иностранных дел Громыко при аудиенции в Белом Доме 18 октября 1962 года.

    Между тем, агентурные сведения Пеньковского были подтверждены данными американской аэрофотосъемки территории Кубы. 22 октября Кеннеди выступил по телевидению и объявил о начале военно-морской блокады острова Свободы, куда больше не допускались советские корабли. В Совете Безопасности ООН, в который обратились СССР, Куба и США, были проведены слушания.

    23 октября 1962 года Советское правительство выступило с заявлением, осуждающим действия США как агрессивные. Обе стороны обсуждали варианты нападения на остров, и, соответственно, варианты обороны.

    В южных штатах США начался великий исход жителей на север в надежде спастись от русских ракет с ядерными боеголовками – все тамошние хайвэи были забитыми легковыми автомобилями с испуганными людьми.

    Американские корабли блокировали все подходы к Кубе, а СССР смог выставить всего лишь несколько крейсерских подводных лодок, которые чудом сумели прорваться из Мурманска к месту конфликта. Однако и это произвело на американцев достаточно сильное впечатление, они опять были немало удивлены, как и в случае с самим фактом обнаружения на острове Свободы советских ядерных ракет.

    В последний момент президент Кеннеди не пошел на поводу у амбиций военных и взял на себя инициативу в личных переговорах с Хрущевым. Именно тогда появилась знаменитая сейчас «горячая телефонная линия», обеспечившая прямую телефонную связь между Вашингтоном и Москвой.

    Уже 28 октября 1962 года Хрущев в послании к Кеннеди, «чтобы успокоить американский народ», заявил о демонтаже ракет, но в весьма завуалированной форме, не называя их прямо.

    Впрочем, и США пришлось пойти на уступки. В результате негласных личных переговоров между советским и американским лидерами, Соединенные Штаты согласились на демонтаж своих ракетных комплексов в Турции, а также отказались официально от каких-либо попыток сменить вооруженным путем режим Ф. Кастро.

    Подводя итоги всего вышеизложенного можно сделать вывод, что Хрущев играл в очень опасные игры и откровенно блефовал при этом, но добился больших успехов. Могучая Америка, более чем десятикратно превосходившая «Красную империю» по ядерному потенциалу, практически впервые пошла на попятную. СССР одержал большую моральную победу, добился демонтажа американских ракет в Турции и показал странам «третьего мира», что «Дядя Сэм» далеко не всесилен.

    Объяснение успеху еще достаточно слабой «Красной империи» заключается в том, что на стороне русских был Малый круг истории. В 1878 году русская армия в результате русско-турецкой войны (1877 – 1878) освободила Болгарию от турецкого владычества, а спустя 84 года Советская Россия сумела отстоять своего союзника Кубу и добиться от США серьезных уступок.

    Соединенные Штаты же 84 года назад от времени Карибского кризиса переживали не самые лучшие времена – экономический кризис, коррупционные скандалы в правительстве и т. п.

    С весны 1963 года Кеннеди все чаще высказывался в пользу мирного сосуществования с Советским Союзом. В тоже время подписание Московского договора о запрещении испытания ядерного оружия трех средах (август 1963), дополненного соглашением об отказе вывода на орбиту Земли ядерного оружия и других средств массового уничтожения (октябрь 1963), вызвало недовольство и критику президента Кеннеди сторонниками «холодной войны».

    В накалявшейся внутриполитической обстановке, осложнявшейся обострением расовых конфликтов, Кеннеди выехал в Даллас, где был застрелен во время проезда по городу в открытой машине.

    Комиссия Уоррена, созданная для расследования убийства президента, пришла к заключению, что действовал убийца-одиночка — Ли Харви Освальд.

    Выводы комиссии Уоррена почти сразу же подверглись сомнению, и с тех пор было выдвинуто очень много гипотез причин убийства президента Кеннеди.

    Примечательно, что по опросам американцев 1993 года убийцей Кеннеди считают – Ли Харви Освальда (11%), ЦРУ (49%), мафию (37%), кубинцев (22%), СССР (13%). А в 1997 году последний из оставшихся в живых членов комиссии Уоррена – Джеральд Форд (тридцать седьмой президент США в 1974 – 1976) – сделал признание, что комиссией умышленно были внесены неверные данные в протоколы вскрытия тела, траектория полета пули подверглась искажению.

    Среди всех вышеперечисленных версий — кто убил президента Кеннеди, сразу же бросается в глаза странный посыл этих рассуждений – тридцать четвертому президенту США отомстили. Не важно кто – убийца-одиночка, злокозненное ЦРУ, коварная мафия, обиженные кубинцы (кастровцы или наоборот – антикастровцы), КГБ. Но, уже давно замечено, что политические убийства очень редко совершаются из чувства мести, но зато очень часто для предотвращения каких-либо нежелательных событий.

    Поэтому из всех этих версий можно выделить одну, которая, кстати, тоже приводилась, но осталась в тени мафии или ЦРУ.

    Дело в том, что президент Кеннеди отдал приказ о тщательной инспекции израильского ядерного центра в Димона (пустыня Негев, Израиль). До Белого Дома дошли слухи об успешно развивающейся ядерной программе государства Израиль, которая вскоре может привести к появлению еще одной ядерной державы — Израиля. В свете более, чем двусмысленной позиции Кеннеди в Карибском кризисе, явного крена тридцать четвертого президента США к ограничению испытаний ядерного оружия и надвигающемся решительном столкновении Израиля с арабскими государствами («Шестидневной войны» 1967), правящие круги еврейского государства решили организовать заговор с целью убийства Кеннеди.

    Как известно, израильские спецслужбы одни из лучших в мире, а еврейские организации США имеют много своих людей в том же ЦРУ, особенно в среднем звене (например, «Всемирный еврейский конгресс»).

    Тем более, именно в этом случае целью политического убийства была не тривиальная месть, а предотвращение тяжких последствий для заинтересованных лиц (инспекция в ядерном центре в Димона могла привести к закрытию израильской ядерной программы, а еврейское государство еще не было уверено в том абсолютном превосходстве над арабами, которое оно получит после «Шестидневной войны»).

    Сейчас наличие ядерного оружия у Израиля уже является тайной Полишинеля, называется даже число израильских ядерных боеголовок – около 200.

    Самое примечательное, что убийство американского президента в 1963 году тоже было мотивированно Малым кругом истории.

    В 1881 году двадцатый президент США Джеймс Гарфилд был ранен на железнодорожной станции, и через два месяца умер. И хотя окончание восьмидесятичетырехлетнего исторического цикла от смерти Дж. Гарфилда приходится на 1965 год, нельзя исключать влияние этого самого Малого круга истории.

    Тем более, и в СССР произошло нечто похожее – в октябре 1964 года был отстранен от власти Н. Хрущев, что ознаменовало окончание постсталинских реформ в «Красной империи».

    А в 1881 году (опять!) был убит русский император Александр II, что ознаменовало конец либеральных антикрепостнических реформ в России. И опять Малый круг истории не дотягивает один год до точного завершения восьмидесятичетырехлетнего цикла.

    После смерти Кеннеди его вице-президент Линдон Джонсон стал тридцать шестым президентом США. В 1964 году Джонсон победил на президентских выборах, представляя себя как продолжателя дела президента Кеннеди.

    И хотя, в самом деле, Джонсону в основном удалось завершить начатые Кеннеди социально-экономические реформы, на его президентство пришлась еще одна «черная страница» американской истории – Вьетнамская война.

    Пролог этой войны стал так называемый Тонкинский инцидент, когда, по утверждению американских властей, торпедные катера Северного Вьетнама атаковали в Тонкинском заливе корабли ВМФ США. Конгресс, не мешкая, принял резолюцию, предоставлявшую президенту Джонсону право использовать американские вооруженные силы в Юго-Восточной Азии.

    В марте 1965 года администрация Джонсона направила крупные воинские контингенты на территорию Южного Вьетнама для защиты его от принимаемых Северным Вьетнамом мер по объединению Вьетнама вооруженным путем.

    Параллельно с февраля 1965 года США начали массированные бомбардировки территории Северного Вьетнама, с тем, чтобы вынудить его отказаться от поддержки сил, объединенных в декабре 1960 года в Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ), выступавшего против прозападного режима в Сайгоне.

    Впоследствии военные действия охватили территорию не только самого Вьетнама, но и распространились на соседние Лаос и Камбоджу.

     Со стороны Северного Вьетнама военные действия приняли форму крупномасштабных партизанских операций на территории Южного Вьетнама при участии регулярных войск северовьетнамского правительства против вооруженных сил Южного Вьетнама и его союзника США. Помимо массированных бомбардировок Северного Вьетнама США оказывали поддержку Сайгону в проведении операций против партизан и предоставляли широкую экономическую помощь.

    К началу 1968 года война зашла в тупик – ни одной из сторон не удалось решить поставленные задачи. Поэтому было решено начать с мая 1968 года мирные переговоры в Париже. Первоначально в них участвовали только Северный Вьетнам и США, а затем, с января 1969 года, к переговорам были привлечены представители сайгонского режима и НФОЮВ.

    Впрочем, военные действия на территории Вьетнама продолжились и во время Парижских мирных переговоров по Вьетнаму.

    В этих условиях Линдон Джонсон решил не выставлять свою кандидатуру на президентских выборах 1968 года, на которых победил Ричард Никсон, уже исполнявший обязанности вице-президента при президенте Д. Эйзенхауэре (1953 – 1961).

    Тридцать седьмой президент США Ричард Никсон приступил к своим обязанностям в начале 1969 года. И практически сразу начал активные действия на внешнеполитической арене, что впоследствии принесло ему заметные успехи в этой области.

    Его администрации удалось разрешить проблему выхода США из Вьетнамской войны. После более чем четырехлетних переговоров, в конце января 1973 года были Парижские мирные договоренности – американцы ушли из Вьетнама.

    Хотя Вашингтону удалось «сохранить лицо», но безуспешные и длительные боевые действия, сопровождавшиеся большими потерями, породили в американском обществе так называемый «вьетнамский синдром». Суть этого синдрома заключалась в резком неприятии участия американских солдат в зарубежных военных конфликтах, какими бы целями это участие не обосновывалось. Но самое главное, война во Вьетнаме продолжилась и без Америки.

    Никсон предпринял шаги по нормализации отношений с Китаем. В феврале 1972 года состоялся визит президента Никсона в Пекин, ознаменовавший окончания периода открытой конфронтации между двумя странами.

    В мае – июне 1972 года Никсон совершил поездку в Москву, ставшую первым за всю историю советско-американких отношений официальным визитом в СССР президента США. В ходе этого визита были подписаны важные соглашения в сфере двухсторонних отношений и в области сокращения вооружений (Договор об ограничении противоракетной обороны, ставший краеугольным камнем всех последующих договоренностей по ядерным вооружениям). Политику разоружения и нормализации советско-американских отношений называли в то время Детантом или Разрядкой. К сожалению, она продлилась очень недолго.

    Во внутренней политике правительство Никсона принимало меры по реформированию системы социального обеспечения, борьбе с инфляцией и энергетическим кризисом, поразившей США в результате роста мировых цен на нефть после очередной арабо-израильской войны 1973 года и нефтяного эмбарго арабских нефтедобывающих стан.

    Вообще, администрации Никсона досталась малоприятная миссия ревизии национальных ценностей и приоритетов. В это время Америке пришлось признать военно-стратегический паритет с «Красной империей» и пойти на официальную отмену золотовалютного стандарта, со времен Бреттон-Вудсского соглашения 1944 года бывшего фактически золотодолларовым стандартом, что было очень непросто после стольких лет уверенности в своей исключительности.

    На президентских выборах 1972 года Никсон был переизбран на пост президента США. Однако вскоре эта победа была сведена на нет скандалом, связанный со ставшими достоянием общественности многочисленными нарушениями конституции и законов Соединенных Штатов сторонниками Никсона и членами его администрации (так называемое Уотергейтское дело).

    В 1974 году Большое Жюри признало Никсона соучастником в попытке скрыть преступление в отеле «Уотергейт». Юридический комитет палаты представителей Конгресса рекомендовал отстранить Никсона от исполнения обязанностей президента. 8 августа 1974 года, поняв, что ему не избежать импичмента, президент Никсон ушел в отставку. Вместо него по Конституции США тридцать восьмым президентом США стал его вице-президент Джеральд Форд.

    Правление президента Форда было недолгим – 1974 – 1976 гг. Соединенные Штаты продолжали собирать печальный «урожай» из острого внутриполитического кризиса, сдобренного «вьетнамским синдромом» и продолжающимися неудачами во внешнеполитических делах, и особенно в глобальном противостоянии с «Красной империей», которое продолжалось, не смотря на широко разрекламированную Разрядку.

    Весной 1975 года Северный Вьетнам в союзе с НФОЮВ начала массированное наступление в Южном Вьетнаме на позиции Сайгонского режима, и тот, лишенный поддержки американской армии, рухнул в конце апреля 1975 года. США громко обвиняли Ханой в грубом нарушении Парижских мирных договоренностей 1973 года, но дальше слов дело не пошло.

    В конце 1975 года последовали неудачи в Анголе и Мозамбике, бывших португальских колониях, богатых минеральными ресурсами, где установились прокоммунистические режимы при поддержке СССР и Кубы.

    В 1976 году победу на президентских выборах 1976 года одержал Джимми Картер, малоизвестный до этого политик, ставший тридцать девятым президентом США.

    Предвыборным лозунгом Д. Картера был слоган – «Честность в политике». И он всеми силами пытался претворить этот лозунг в политическую жизнь своей страны. Но Соединенные Штаты, раздираемые перманентным внутриполитическим и духовным кризисами, порожденными войной во Вьетнаме и «Уотергейтом», плохо воспринимали слова и действия своего президента.

Во внешней политике в годы президентства Картера (1977 – 1981) США продолжали преследовать неудачи. В 1979 году Никарагуа рухнула многолетняя диктатура клана Самоса (это о нем президент Ф. Рузвельт говорил, что это «наш сукин сын»), и к власти пришел прокоммунистический Сандинистский фронт национального освобождения.

    В том же 1979 году произошла Исламская революция в Иране, в результате которой был свергнут шах Ирана Реза Пехлеви, бывший верным союзником Америки на Среднем Востоке.

    Вновь набирало силу противостояние с «Красной империей», хотя еще продолжались переговоры о дальнейшем сокращении стратегических вооружений.

    К тому же, осенью 1979 года в Иране, где уже власть находилась в руках мусульманского духовенства, произошло крайне неприятное событие, очень пагубно отразившееся на престиже Америки – так называемые «революционные студенты» захватили посольство США и взяли всех находившихся там дипломатов в заложники.

    К единственной внешнеполитической победе США и президента Картера лично можно было отнести Кэмп-Дэвидские соглашения 1978 года между Египтом и Израилем, которые стали основой для египетско-израильского мира 1979 года.

    К успехам ЦРУ США, на которое во второй половине 1970-ых годов обрушился целый «водопад» критики, можно было отнести операцию по втягиванию СССР в Афганскую эпопею.

    Американские разведчики провели блестящую операцию дезинформации, по которой выходило, что просоветский диктатор Афганистана Хафизулла Амин ведет тайные переговоры с США, собираясь перейти на сторону Запада и пригласить в свою страну американские войска с предоставлением последним военный баз (в том числе и для стратегических ядерного оружия). Советское руководство клюнуло на эту «дезу» и ввело в Афганистан свои войска, физически устранив Х. Амина при помощи своих спецподразделений. Так «Красная империя» получила свой «Вьетнам».

    Причинами сложностей США второй половины 1960-ых и первой половины 1970-ых гг. может быть отрицательный Большой круг истории.

    Оказывается, в 1660 – 1870 гг. на территории британских североамериканских колоний проходили ожесточенные боевые действия, бывшие частью англо-голландских войн XVII века. В результате этих боевых действий английские войска в 1664 года заняли голландский город Новый Амстердам, затем потеряли его, а в 1674 году окончательно захватили и переименовали в Нью-Йорк, будущую негласную столицу США. Как тогда велись воины, мы знаем – с грабежами, насилиями над мирным населением и уничтожением движимого и недвижимого имущества противной стороны.

    Через 300 лет это больно отразилась на судьбе первой страны мира, как голод конца 1620-ых годов был причиной Великой Депрессии конца 1920-ых годов.

    Президентство Джимми Картера примечательно одной его личной особенностью – тридцать девятый президент США был великолепным инженером. И это могло стать поворотным пунктом для развития американской энергетики.

    Основной экономической проблемой Соединенных Штатов (да и всего мира тоже) во второй половине 1970-ых годов были непрерывно растущие цены на нефть. Тогда было очень популярным словосочетание «альтернативные источники энергии».

    Президент Картер предложил крупнейшим военно-технологическим корпорациям Америки – «Боинг», «Локхид», «Мартин-Мариетта» работу над реализацией программы АТЭС (адиабатная термальная электростанция).

    Эти электростанции могли использовать для выработки электроэнергии разницу температур между нагретой океанской водой на поверхности в районе экватора и там же, но на глубине в 1000 метров. Эта разница была весьма невелика – всего двадцать градусов по Цельсию, но зато запасы океанской воды были неисчерпаемы.

    К тому же Картер практически наполнял конкретным экономическим содержанием уже зашедшую в тупик политику Разрядки или Детанта, убивая одним выстрелом двух зайцев – решал энергетическую проблему и продвигал дальше этот самый Детант.

    В 1985 году намечалось построить первую опытную АТЭС, а в 1990 году – первую промышленную АТЭС. Эти электростанции должны были своей выработанной электроэнергией разлагать воду на кислород и водород, водород сжижать и перегружать на специальные танкеры, которые должны доставлять сжиженный водород в американские порты. Уже частные американские корпорации выделили один миллиард долларов на разработку «дома на водороде», и казалось, ничего не сможет уже помешать внедрению в жизнь экологически чистой «водородной энергетики». Правительственные аналитики планировали, что к середине XXI века большую часть потребностей США в энергетических ресурсах должна была удовлетворяться за счет развития программы АТЭС.

    И на другой стороне Атлантики, в ФРГ, шла активная разработка новейшей ядерной энергетической программы – создания высокотемпературного газоохлаждаемого реактора-размножителя на быстрых нейтронах.

    Этот новый ядерный реактор должен был работать в связке со сверхмощной гелиевой турбиной мощностью в 3 млн. кВт., которую должен питать нагретый в реакторе-размножителе на быстрых нейтронах до 981 градуса по Цельсию инертный газ гелий. Коэффициент полезного действия вышеупомянутой сверхмощной гелиевой турбины был просто фантастический – 60%. Решалась проблема свежего ядерного топлива – в реакторе-размножителе оно бы не уменьшалось, а наоборот, прибавлялось. Использование инертного газа гелия решало многие проблемы и технологии, и экологической безопасности.

    Кроме электроэнергии при помощи реакторов-размножителей можно было получать и водород, используя комплексы теплохических реакций «Марк-1» и «Марк-2».

    ФРГ, а вместе с ней и Европейский Союз, получали энергетическую независимость и условия по устойчивому развитию своей энергетики на ближайшие несколько тысяч лет.

    Все было бы просто отлично, но транснациональные нефтегазовые корпорации при подобном векторе развития мировой энергетики теряли свои сверхприбыли и сползали на обочину мирового энергетического бизнеса. И они начали действовать.

    Первый их удар пришелся по Джимми Картеру, который был инициатором программы АТЭС. Дабы прикрыть эту самую программу, требовалось не допустить переизбрания Д. Картера на второй президентский срок.

    Одной из акций по созданию негативного имиджа Джимми Картера был срыв операции по вызволению американских заложников-дипломатов из захваченного «революционными студентами» здания американского посольства, что имело место весной 1980 года. В ходе этой неудачной акции у американского спецназа одновременно вышли из строя 5 из 6 вертолетов, задействованных в операции. Вероятность произвольной аварии сразу с таким количеством вертолетов ничтожна мала. Скорее всего, эти вертолеты привел в негодность кто-то из своих. Заинтересованные лица, что называется, за ценой не постояли.

    В результате на президентских выборах победил Рональд Рейган, который немедленно прикрыл программу АТЭС.

Последние новости