Предыдущая новость

Забота в любых условиях: соцработники помогают пожилым и во времена COVID-19

05.12.2020 16:01

Уроженка Ленинграда, ветеран труда Равиля Голоудинова за свою долгую жизнь воспитала сына, помогала двоим внукам, работала — в том числе, на лесозаготовках. Выжила в войну.

«Когда началась война, я была в Ленинграде. Прятались мы по бомбоубежищам. А в сентябре-месяце всех детей — из школ и детсадов — увезли из города. В эвакуацию наша школа попала в Новгородскую область. До нас немцы два эшелона детей разбомбили. Мы были третьи — и остались живы. Страшная была война», — рассказала журналистам Равиля Голоудинова.

После Новгородской области была эвакуация в Сибири. Полтора месяца детей везли в Омскую область — только по ночам. Боялись бомбежек. Позже оттуда их с сестрой и племянницей забрала мать, чудом выжившая в Блокаду, и увезла к родственникам в Татарстан. Оттуда жених — молодой офицер — увез ее в Германию, а потом их направили в Карелию.

В 1992 году у женщины начались серьезные проблемы со здоровьем, а после смерти супруга состояние ухудшилось. Ей помогает сын, сам уже разменявший восьмой десяток — он приносит матери лекарства, моет ее. Остальные заботы взяли на себя социальные работники.

«Они мне все, кто ходит — как члены семьи! Я без них просто умру. Что бы я делала? Вот придут, три раза в неделю моют полы, и чисто, я босиком хожу. И три раза приносят продукты. Спасают меня сейчас только соцработники», — сказала Равиля Голоудинова.

«Перечень по надомному обслуживанию включает в себя 29 услуг, — рассказала «Республике» Елена Малышева, директор комплексного центра социального обслуживания населения Карелии. — Сделать уборку квартиры, сходить в магазин за продуктами, в аптеку за лекарствами, топка печей, уборка снега, вывоз мусора — это только несколько социально-бытовых услуг. Есть и социально-медицинские: меряем температуру, давление, в общем, наблюдаем за состоянием здоровья, можем своевременно вызвать врача. Кроме гарантированного перечня, который утвержден законом, есть дополнительные услуги, которых значительно больше. Но это все индивидуально: кому-то достаточно 2-3 услуг из гарантированного перечня».

Равиля Голоудинова получает три социальные услуги — два постоянных соцработника приносят ей продукты, оплачивают счета за услуги ЖКХ, убирают квартиру в доме на Анохина. Обходится такая помощь 94-летней петрозаводчанке в сумму около тысячи рублей.

«Есть три типа договора социального обслуживания. На бесплатном соцобслуживании (за счет государства) только лица, чьи доходы ниже полутора размеров прожиточного минимума. Например, в Петрозаводске этот размер составляет 17 845 рублей, — заявила Малышева. — То есть, если размер пенсии ниже этого — всё будет бесплатно. В рамках гарантированного перечня. Дальше. Полный договор. Допустим, Равиле Валудиновне предоставляется достаточно большой комплекс услуг. Если каждую услугу плюсовать по её стоимости, получится большая сумма — 3-5 тысяч рублей. Тогда действует правило: размер оплаты соцобслуживания не может превышать 50% между её доходом и полутора размерами прожиточного минимума. Например, пенсия 20 тысяч рублей. Из этой суммы вычитаем 17 845, делим пополам, и сколько бы по факту не требовалось услуг, человек не заплатит больше этой тысячи с небольшим рублей. Есть и выборочный подход. Например, человек берет услугу по доставке продуктов раз в неделю и раз в две недели лекарства. И человек будет находиться на частичной оплате. Точечно. Получается в месяц четыре услуги по продуктам и две по лекарствам. Суммируем четыре по 130 рублей и две услуги по 110 рублей — и всего в месяц выходит 740 рублей».

Всего у комплексного центра социального обслуживания населения Карелии около пяти тысяч подопечных на 520 сотрудников. Бывают и лежачие старики, которым нужно менять памперсы, мыть их, чистить зубы, кормить. В Петрозаводске достаточно много людей, которым за 90 лет.

«Я сегодня начала работу с 08:00, — рассказала «Республике социальный работник Равили Голоудиновой Елена Ломинцева. — У меня была Пушкинская, потом я пошла на Ленина, 11 и 13, и сейчас я здесь. Остается у меня Анохина, Андропова и улица Кирова».

Ежедневный маршрут у Елены Ломинцевой (одной из 520 сотрудников социального центра) — по 5-6 подопечных. Естественно, во время пандемии COVID-19 социальные работники трудятся так же как и раньше.

«Кроме маски, в работе ничего не поменялось. В магазинах меня знают, пропускают в «пенсионное время» (с 10:00 до 13:00 по будням — прим. ред.), продавцы уже и удостоверение не спрашивают», — отметила Ломинцева.

«Мы готовы. Вне зависимости от того, что сейчас эпидемиологическая обстановка острее, чем по весне, — сообщила Малышева. — Во вторую волну коронавируса значительного роста обращений за нашей помощью нет. Весной, да, мы констатировали рост до 20%. По разным причинам: соблюдение режима самоизоляции, не только со стороны подопечных, но и со стороны их родственников».

Более того — во времена коронавируса соцработники подчас выполняют несвойственные им функции, проще говоря, чужую работу. Так, в Куусиниеми Калевальского района недавно заболела продавец единственного магазина. Людям приходится теперь за продуктами ездить в райцентр. И социальные работники собирают заказы и покупают, привозят людям продукты.

Но, пожалуй, самое главное в их работе не доставка продуктов или лекарств. Многие подопечные комплексного центра — одинокие старики. Поэтому им важно общение с приходящим соцработником.

«Коронавирус начался, никого же не вижу, кроме сына и невестки. Других-то я боюсь пускать, заразу принесут», — сказала Равиля Голоудинова.

В комплексном центре также проводят и поддерживают благотворительные акции. Равиле Валудиновне в пакет положили конфеты, чай, полотенца, прихватки и принесли в подарок. Акция продлится до 8 декабря. Напомним, в ноябре стартовала акция по сбору подарков для одиноких пожилых жителей Петрозаводска. «Обыкновенное чудо» продлится до 20 декабря уходящего года.

Все вопросы, связанные с работой комплексного центра социального обслуживания населения Карелии можно задать по телефону в Петрозаводске: 782-781.

Источник

Последние новости