Предыдущая новость

Владислав Ларин: самый титулованный спортсмен Карелии (прямо сейчас)

03.12.2020 1:01

— Вы действующий чемпион России и мира. Вошли в состав российской олимпийской сборной и поедете в Токио в 2021 году. Кого особенно выделите из соперников по миру в вашей весовой категории — свыше 87 килограммов?

— Практически на всех соревнованиях десятка лидеров одна и та же. И на многих турнирах, начиная с четверть- и полуфиналов выступают одни и те же люди. Чуть-чуть только меняются. Из тяжелой весовой, наверное, можно назвать Ин Кё-дона из Южной Кореи. В принципе, эта страна как основоположник этого вида спорта всегда была одна из лидирующих, здесь хорошо разбираются во всех нюансах и тонкостях этого вида спорта. Также можно отметить команду Ирана. У них действительно сильный состав. Олимпийского чемпиона, по-моему, у них еще нет, но конкуренцию они составляют чуть ли не в каждом весе. В тяжелом у них есть Саяд (или Саджад — прим. ред.) Мардани. С ним мы неоднократно встречались на соревнованиях, по-моему, четыре раза. По боям 3:1 в мою пользу.

Хороший состав у британской сборной, у них в тяжелом весе есть представитель Махама Чо. Вообще он родился в Кот-д’Ивуаре. С ним мы тоже неоднократно встречались, провели около пяти боев, я все выиграл. Парнишка довольно быстрый для тяжелого веса, с сильным ударом. Нокаутирующая мощь у человека есть, бои проводит довольно-таки зрелищно, с ним интересно работать. Вообще, в странах, представителей которых я перечислил, есть целый ряд спортсменов. По остальным странам тяжело сказать. Допустим, есть сборные, в которых в каком-то весе всего один человек. Например, в Бельгии есть чемпион мира, участник Олимпийских игр, Джауад Ачаб — он выступает в категории 63 килограмма. Все, больше у них спортсменов, которые выступают на таком уровне, нет.

На видео — полуфинальный бой мирового турнира Гран-при в Риме против спортсмена из Ирана Саджада Мардани:

— В прессе писали о том, что вам не хватило совсем чуть-чуть, чтобы поехать на предыдущую Олимпиаду, в Рио-де-Жанейро. А вот к Токио вы подошли с серьезным отрывом в рейтинге от всех соперников. Работаете только на золотую медаль? Если, конечно, COVID-19 позволит провести Игры, которые и так уже перенесли на год.

— Олимпийская медаль — в перспективе. Я думаю, для многих спортсменов это единственный и последний шанс поучаствовать в Олимпиаде. Они отобрались, прошли весь путь с самого низа — и тут такая ситуация. В Токио я поеду уверенно. Главное, чтобы Игры состоялись, конечно. Со зрителями, без зрителей — хотелось бы, чтобы просто провели. В любом формате. А перед пандемией рейтинговый отрыв был, по-моему, в районе 150 рейтинговых очков. Это очень много, это надо чемпионат мира выиграть, и то не догнать будет. (Чемпионат мира — 120 рейтинговых очков в случае победы). Но когда начался период этой вот самоизоляции и отсутствия турниров, набрать новые очки ни у кого не получалось, при этом каждый год у нас рейтинговые очки урезаются, чтобы сохранить интерес и конкуренцию в нашем виде спорта. На 25% каждый год урезают. У меня, например, в марте 2019 года было 540-550 очков. Отрыв от ближайшего преследователя, корейца Ин Кё-дона был в 300 с лишним очков. А сейчас, ввиду того, что турниров не было, у меня чуть побольше очков срезали, и разница стала поменьше. Я наверняка, конечно же, являюсь фаворитом, но мне это не дает повода расслабляться и ходить с видом, что я сейчас тут все выиграю. Надо тренироваться и готовиться под спортсменов, чтобы выходить в полной боевой готовности. Расслабляться не приходится. Не мы одни тренируемся.

— Как проходит тренировочный процесс? Олимпийский цикл уже начался?

— По сути, цикл подготовки к Олимпийским играм начинается, когда завершаются предыдущие Игры, длится все четыре года. Но серьезнее всего подготовка идет примерно года за два до стартов. Я по-прежнему живу и тренируюсь в Петрозаводске, вместе с нашей взрослой командой. В день тренировки занимают от 3,5 до пяти часов, суббота и среда — по одной двухчасовой тренировке. Воскресенье — выходной.

— В ноябре карельская команда на чемпионате России в Москве принесла нашей республике три медали всех достоинств. А вы стали чемпионом страны. Получается, в Карелии сильная школа тхэквондо?

— В Карелии очень сильная школа тхэквондо. Одна из сильнейших в России. Если мы приезжаем на чемпионаты России, Европы, мира, у нашей команды всегда медали. А вообще, сборная России сама одна из лидирующих на международной арене сейчас, в современном тхэквондо. Поэтому и в регионах много сильных спортсменов, которые показывают достойный результат.

— По итогам соревнований в копилке Карелии три медали – золото Владислава Ларина, серебро Антона Коткова и бронза Олеси Бардаченко. Это весь состав карельской сборной на серьезных соревнованиях?

— Из взрослых мы втроем ездим. Есть еще молодежный состав, от Карелии в нем Екатерина Квартальная. Есть еще юниорские, юношеские составы, но там наши дети еще на пути своего становления.

— Как сейчас обстоят дела с привлечением молодых в ваш вид спорта?

— Я пришел в тхэквондо в 2002 году, и сейчас могу сравнить, насколько больше людей занималось раньше. Мы иногда с ребятами сидим, вспоминаем. На самом деле, раньше было очень много одаренных людей. Сейчас не то чтобы меньше, но найти тяжелее. Раньше не было такого разнообразия в досуге, не было выхода в интернет. Не было возможности, например, в киберспорт уйти. Сфера развлечений очень сильно выросла в своих масштабах, и понятно, что сейчас ребенка привлечь к занятиям спортом очень непросто. А на самом деле, есть дети, которые обладают просто феноменальными данными. Но из-за того, что он такой весь ленивый и ему не хочется ничего делать, а хочется посидеть в компьютере с друзьями, поиграть — вот он и сидит. Сейчас такое время. Есть много одаренных ребят, которые могут, действительно, показать серьезный уровень и на чемпионатах Европы, мира, и на Олимпийских играх, просто вся сложность сейчас — привлечь, заинтересовать ребенка.

— Ведете счет своим победам и поражениям?

— На самом деле нет. Видите, например, в профессиональном боксе за год может быть всего лишь несколько поединков, и вести счет побед несложно. А у нас за год может быть по шесть соревнований, и на каждом по 4-5 боев. Тяжело сопоставлять, вести какой-то список. Победы в тысячах, наверное, измерялись бы за всю карьеру спортсменов.

— А нокаутам?

— Ну, сейчас пока таких ярких нокаутов не было, а когда по старой системе выступали, да, были победы нокаутом. С приходом электроники в наш спорт изменилась техника спортсменов. Раньше, когда были обычные жилеты, все-таки преобладали физические качества спортсмена — скорость, сила удара. Плюс, если еще добавить эмоции при ударе, показать кулаки или яростно покричать, то судьи на это реагировали, соответственно, человек просто сделал сильное быстрое движение, попал в накладку, судьи услышали хлопок — все, судьи ставят балл. То есть, кто быстрее и сильнее бил, тот и обеспечивал себе больше шансов на победу. А вот с приходом электроники стала важна точность попадания — в жилет, в шлем. И в связи с этим изменилась техника.

— Скучно стало?

— Ну, всемирная ассамблея тхэквондо правила немного видоизменила, и бои, на самом деле, стали зрелищными. Но, если сравнивать со старой версией, в ней, конечно, было интереснее с точки зрения зрелища. Потому что было больше нокаутов, люди не задумывались о простом хлопке и били со всей силы. Бывали нокауты даже с руки, я видел на соревнованиях. Последний раз видел, по-моему, в 2009 году. Тогда человеку через жилет сломали ребро. А сейчас с приходом электроники все поняли, что нет смысла бить со всей силы, если можно тихонько ударить — и баллы выскочат. Новые правила немного ограничили новую технику, и люди были вынуждены сочетать и старую, и новую школу. И этот синтез привел к тому, что сейчас есть. Но могу сказать, что с появлением электронной системы бой стал гораздо умнее. Если раньше процентов 80 результата составляли физические качества спортсмена, то есть, тот, кто быстрый и сильный, тот и выигрывал. А сейчас — тот, кто умный. В том числе, кто предугадывает действия соперника, кто правильно составил стратегию на бой, кто знает, в какой момент нужно ударить, как расположить соперника под определенную ситуацию. Просто взять и ударить с места — это не прокатит сейчас.

На видео — поединок Владислава Ларина (Россия) и Махамы Чо (Великобритания):

— Тхэквондо — джентльменский вид единоборств?

— Личную неприязнь никто не исключал, между какими-то спортсменами есть и вражда. Например, политические конфликты, в том числе, между Азербайджаном и Арменией, оставляют след непосредственно на спортсменах. Из последнего, в 2016 году, я помню, выступали спортсмены из Азербайджана и Армении — и никто друг другу не поклонился, руки не пожал. В остальных ситуациях все довольно дружелюбно, все друг друга уважают, все друг другу рады. Но понятно, когда выходите на корт — друзей там уже нет.

— Сколько зарабатывают тхэквондисты в Карелии?

— У нас нет такого, что нам за конкретную победу платят определенные деньги, мы зарплату получаем из федерального бюджета. Получается определенная ставка. В зависимости от результатов — на чемпионате Европы, мира, Олимпийских игр, кубках мира, в зависимости от весовой категории — идет процент надбавки. В районе ста тысяч рублей получается. Также есть у нас серии Гран-при. Там за призовые места начисляются рейтинговые очки и выплачиваются призовые. За первое место — пять тысяч долларов, за второе три, за третье — одна тысяча. Плюс еще в 2017 году у нас появился ежегодный турнир Большого Шлема, это чисто коммерческий турнир, правительство Китая взяло на себя его организацию и выплачивает призовой фонд. За первое место 70 тысяч долларов, за второе — 20, а за третье место — пять тысяч долларов.

— Когда, образно говоря, повесите коньки на гвоздь? После Олимпиады? Какие планы на будущее?

— Не буду зарекаться. Когда организм скажет, что все, Влад, хватит, мы уже с тобой не тянем, тогда посмотрим. Не хочу говорить, что я точно не буду тренером, потому что слишком от многих людей слышал, «я тренером железно не буду», но проходило время, и они работали тренерами. В нашем виде вообще все очень индивидуально. Как правило, в легких весовых категориях выступают молодые спортсмены, средний возраст сейчас 17-18 лет. В весовых чуть тяжелее средний возраст повыше, в районе 20-21 года. Тяжелый вес считается самым возрастным. У мужчин точно лет 30. Можно выступать и дальше, это зависит уже от желания и возможностей.

— В августе этого года вы женились на девушке из приморского города Находка. Как вы познакомились и где планируете осесть после завершения карьеры?

— Сила интернета и возможности цифровых технологий помогли найти друг друга. Познакомились мы перед Олимпиадой в Рио. Анастасия тоже занимается тхэквондо, но не контактным, как я, который называется «керуги», а техникой передвижений, «пумсе». Из-за травмы не выступает четыре года. Общались онлайн, потом она ко мне из Находки прилетела в Петрозаводск. Так все четыре года и летала. Детей нет пока, в разъездах постоянно, очень тяжело будет воспитывать ребенка. Пока, скажем так, есть определенные цели на спортивную карьеру, а уже по их достижении дальше будет видно. Не загадываю, как бог даст. Конечно, хочется попутешествовать, посмотреть разные страны, а уже потом остановиться на постоянное место жительства.

— Вы понимаете, что сейчас в Карелии вы спортсмен №1? Как минимум, самый титулованный?

— Из действующих, наверное, да, самый титулованный. Но на самом деле я не придаю этому значения, не окрашиваю это в какие-то краски. Наверное, пока вы так не сказали, я об этом и не думал. Просто есть цели, к которым надо двигаться, а наслаждаться результатом будем чуть попозже.

Источник

Последние новости