Следующая новость
Предыдущая новость

Работа – огонь!

28.04.2018 0:08
Работа – огонь!

Большой металлический контейнер быстро заполняется дымом. В одном его конце разгорается пламя, в другом сидим мы. Пожарный что-то нам говорит, но из-за защитной маски слышно плохо. Огонь тем временем ползет по потолку над нашими головами. В какой-то момент пламя прямо передо мной, а в руках оказывается пожарный рукав…

А ведь еще с утра ничего, как говорится, не предвещало. Несколько съемочных групп приехали в пожарно-спасательную часть №1 на день открытых дверей. Журналистов встретил начальник части, майор внутренней службы Евгений Маренин.

Он начал с экскурсии: показал гараж со спецтехникой, спортзал и комнаты отдыха, помещения, где заправляют баллоны со сжатым воздухом и хранят экипировку. А потом предложил журналистам попробовать себя в роли спасателей.

— Мы хотим показать вам изнутри всю специфику работы, тяготы, которые испытывают пожарные. Чтобы вы почувствовали на себе тяжесть аппарата со сжатым воздухом, испытали действие температуры, поняли, как можно ориентироваться в окружающей обстановке в условиях задымленности, — с улыбкой сказал начальник пожарной части.

Тут мы, три девушки-корреспондента, слегка занервничали.

Работа – огонь!Журналисты готовятся перевоплощаться. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Пожарные машины части №1. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Евгений Маренин. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Еще техника. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Тут пожарные тренируются, чтобы поддерживать форму. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Помещение с боёвками легко найти — по запаху дыма. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.

На дежурстве в пожарной части №1 постоянно находится минимум шесть бойцов и три водителя. В состоянии готовности две единицы техники: автоцистерна и автолестница, в резерве еще одна машина.

Спасатели, если не заняты повторением теории или физподготовкой, могут почитать, поиграть в настольный теннис, подремать. Но как только объявляют тревогу, дежурный расчет бросает все дела и бежит в гараж. Со второго этажа спускаются по специальным столбам – прямо как в кино.

В гараже дожидается экипировка (на языке пожарных – боёвка): штаны сложены гармошкой, в штанины продеты сапоги. Куртки подкладкой наружу свернуты пополам. Остается только сунуть руки в рукава, перекинуть куртку за сипну, и вуаля – она уже на тебе.

Во время тренировки пожарные одеваются и выезжают из части за 40 секунд, на реальные вызовы собираются в течение минуты. У журналистов на сборы ушло минуты четыре: пока влезешь в сапоги на пять размеров больше, пока справишься с ненадёванной и плохо гнущейся одеждой.

Работа – огонь!Работа – огонь!Съезжать по столбу не страшно. Почти. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Штаны на липучке, чтобы не тратить время на застежки. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Свежая боёвка жесткая, чтобы натянуть штаны, приходится попрыгать. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Зато с курткой проблем нет. По крайней мере, пока дело не дойдет до молнии. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Готовимся выезжать. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Размерчик почти подходящий. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.

Наконец, мы загрузились в пожарную машину и поехали в Южную промзону. Там у пожарной части №1 что-то вроде филиала – небольшой пост, который охраняет от огня Сайнаволок, Птицефабрику, Ужесельгу и Старую Ключевую.

Там же находится полигон для тренировок: цистерна для отработки действий при утечке химических веществ, атакующий симулятор, в котором учатся находить очаги пламени и спасать пострадавших. На учебной башне тренируются работать с ручными лестницами и спасать людей с высоты.

Нас ждал огневой симулятор, в котором пожарные могут отследить распространение пламени, отработать тушение и удаление дыма. Для работы в нем нужны дыхательные аппараты. Давление внутри баллона с воздухом – от 260 до 300 атмосфер, полностью заряженного хватает минут на 25-30.

На базе нас первым делом проинструктировали: вот так маску прикручиваем, вот эту кнопку нажимаем, потом открываем вентиль, ослабляем ремешки, надеваем, закрепляем. Мы кивнули. Судя по глазам, никто ничего не запомнил – пришлось просить помощи у профессионалов.

Работа – огонь!Работа – огонь!На посту в Южной промзоне свои боёвки — грязные и закопченые: в них регулярно тренируются пожарные. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Девушек в пожарные в России не берут, а зря: форма нам к лицу. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Инструктаж — вещь крайне важная: неправильно подключишь маску — останешься без воздуха. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Оператор решил присоединиться. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов. Работа – огонь!Работа – огонь!У аппаратов есть дополнительный разъем, к которому можно подключить еще одну маску. Ее надевают на человека, которого хотят спасти из задымленного помещения. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Баллоны с воздухом весят — будь здоров. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Последние штрихи. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.

Находиться в симуляторе жарко и тяжело: боёвка весит несколько килограммов, еще столько же – дыхательный аппарат (оператор Сампо ТВ 360, впрочем, уверяет, что он не тяжелее кофра с оборудованием). Видимость из-за дыма практически никакая, очаг возгорания видно, только если наклониться к полу. Это те условия, в которых пожарным реально приходится работать.

Ощущения от симулятора – как после сауны. Но эксперимент на этом не закончился: Евгений Маренин повел нас на полосу психологической подготовки.

С виду это обычная полоса препятствий: лестницы, туннели, качающиеся мостки. Только во время тренировок все это еще и горит. Пожарные на психополосе учатся не теряться, взаимодействовать друг с другом в условиях огня и дыма. Для нас, конечно, ничего поджигать не стали: хватило обычного забега по лестницам с баллоном за спиной.

На финише нас познакомили с парамедиками пожарной части №1 (кстати, собственной бригадой в России могут похвастаться мало какие подразделения МЧС). Фельдшер-спасатель Тимур Трунов показал, как проводить сердечно-легочную реанимацию – полезное умение, когда вытаскиваешь из квартиры наглотавшихся дыма людей.

Работа – огонь!Работа – огонь!Огневой симулятор — действительно огневой. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Вид снаружи. Внутри в это время сидят журналисты и пара спасателей. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Тушим учебное возгорание силами карельских журналистов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!А вам слабо? Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Лестницу страхует один из пожарных. Очень актуально: конструкция ощутимо шатается, хотя на самом деле весьма прочная. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!У профессионального пожарного подъем по такой лестнице занимает максимум восемь секунд. Мы лезем медленно и осторожно. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.Работа – огонь!Работа – огонь!Перелазим через бревно. Слава богу, вокрун ничего не горит. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов.

— Что мы хотели показать сегодня? Наверное, продемонстрировать, как на самом деле работают спасатели, и развенчать некоторые мифы, — рассказал Евгений Маренин, пока мы с сиреной и мигалками возвращались в город. – Например, часто пишут, что мы приезжаем на пожары без воды. Но это не так, вода в машинах есть всегда. Другое дело, что цистерна объемом в три тонны опустошается минут за семь-десять. Понятно, что для дальнейшей работы нужно искать пожарные гидранты или водоемы.

Еще один распространенный миф: пожарные приезжают на вызов пьяными. Тут все дело в мощности струи в рукаве: вода подается под таким давлением, что человека со стволом в руках мотает из стороны в сторону. Отсюда и ощущение, что спасатель «под мухой».

В редакцию журналисты вернулись мокрые и подкопченые. Удовольствия получили море. А в МЧС сказали, что постараются такие дни открытых дверей устраивать хотя бы раз в год. Так, глядишь, все петрозаводские корреспонденты получат подготовку в качестве пожарных.

Источник

Последние новости